Corny Kennedy. Alternative History of the Cold War

March 7, 2010

Corny Kennedy. Alternative History of the Cold War

Предисловие

Мне могут плюнуть в лицо и сказать, что я со своей альтернативной историей издеваюсь над уважаемыми людьми. А где фабрика истины, и что они сами знали о себе? И что, если бы Сэллинджер не вдохновил Чапмена, Леннон остался бы жив? И что, если бы коммунисты попали на небеса, то ад стал бы райским местечком? И что, если на каждом столбе повесить по атеисту, то можно будет отказаться от электричества, ибо они несут свет современной истины? Его то и узрел старина Хэм, когда сбежал из психушки и подарил мне идею своего ненаписанного романа.

Кукурузный Кеннеди

Короче, по подворотне идет радостная клонированная толпа джонов кеннеди – с конференции по карибскому кризису, а за углом их поджидает юная фемина, закусившая удила. мстит за мерилин монро, понимаешь. на стенах всюду пламенные граффити с машкой, а в помойных бачках черствым батоном шурудит никита ака хрущев. такая вот альтернативная история. с братской могилой на кукурузном поле. coming soon

Corny Kennedy. Фестиваль молодежи и студентов

Когда Джона Петровича клонировали, Машка сразу ушла в кремлевскую пустошь – в ученицы к Никите Сергеевичу ака Хрущеву. Но и там, будь они неладны, братья Кастро к ней стали клинья подбивать. Летали над красной мерлиновской горницей на кукурузнике, приглашали, ептыть, на фестиваль молодежи и студентов. А туда из пентагона снарядили делегацию. В нее то Джон Петрович и записался, то есть, не совсем он, а один из неудачных клонов, съехавший на венесуэльской Марье Ивановне. Ну и вот. Сели в кукурузник-невидимку и полетели. А Машка тем временем в музей революции устроилась – пилить стенды для будущего мирового политбюро. Фиделю с Раулем заказали туда фотокарточки. Жизнь налаживается, сидят, короче, чай пьют. А Кеннеди, не зря их в пентагоне сержанты дрючат, в конфеты превратился! И пока Фидель с братаном сигары жевали, весь такой сладкий в Машку проник и задумал недоброе! А тут еще Никита Сергеич зашел на гаванский огонек и полкулька этих проклятых конфет за милую душу сожрал. Ну и выступил потом на двадцатом съезде…

Corny Kennedy. Психиатрическая клиника для президентов.

Да, она есть. Психиатрическая клиника для президентов. Собственно, чтобы попасть в нее, совсем не обязательно баллотироваться от какого-нибудь штата. Можно проникнуть на «Зону 51» и махнуться телами с кем-нибудь из бывших клонов Джона Кеннеди. Если в твоей родословной не было дебилов, ты нажмешь правильную кнопку. Катапульта выстрелит прямиком в овальный кабинет, хотя однажды Джону Петровичу пришлось бежать туда на своих двоих через кукурузное поле, ибо провод, ведущий к катапульте перегрызли окрысевшие алиены. Мало того. От скуки тупые пришельцы перетряхнули клонированные мозги и закоротили в башке у Кеннеди не те контакты. Поэтому Джон Петрович вообразил себя статуей свободы, а поскольку факела под рукой не оказалось, воспользовался початком кукурузы. Но мне ли тебе объяснять, что сколько кукурузой перед свиньями не маши, они голосовать за тебя не станут. Повяжут, невзирая на билль о правах, и будут всю жизнь кормить кукурузной кашей. Поэтому, если катапульта не работает, в белый дом лучше не соваться. Сиди себе тихо в подвале с инопланетными крысами и на чужую свободу свою кукурузу не поднимай!

Corny Kennedy. Кукурузный матч

Когда Машу Монро обвинили в шпионаже, Хрущев поставил против нее Юрку Гагарина. Ну, говорит, Юрка, выиграешь у Монро в волейбол, в космос отправлю! А если продуешь, пойдем с тобой на пару клоунами в мордовский цирк выступать! Ну и загремели с Машкой на международной арене. Только арена та была за колючей проволокой, кругом вышки стоят и свиньи с автоматами. Вместо мяча – кукурузный огрызок. Поматерила тогда Машка про себя Джона Петровича и бросилась в бой… А чем закончился матч, ты узнаешь, дружок, после релиза, когда зайдешь в магазин веселых картинок и купишь себе эту брошюру за 10 долларов. А пока, если твои мозги еще не совсем заросли кукурузой, учись собирать автомат Калашникова!

Corny Kennedy. Початки разума

Чтобы идти вперед, мне надо возвращаться. К примеру, в психоделические шестидесятые. Или маразматические восьмидесятые. Но до этого еще далеко. Как американскому гуглу до китайского байду. Или Иоське – до лунного проекта. А Монро с Юркой на этой почве как раз и разошлись. Собрались початки разума в космосе искать, а Машка сказала, что такого говна и на земле достаточно. Гагарин с сенбернаром так и сели. Собаку им мистер ака Хрущев на свадьбу подарил. Собрали манатки и на Байконур. А Монро им иллюминатор кукурузной кашей залепила. Жрите, говорит, ее сами. И к Джону Петровичу ушла.

Corny Kennedy. Булочка для конгрессменов

Ей всегда нравились фильмы про картонную жизнь слюнявых обывателей. Весь этот финтифлюшечный быт, замешанный на телевизионной пидорасне и расовом блядстве.  И разве ради этого ты рвал жопу на выборах, Джонни? И что же дальше?! И пусть сотня факаных пришельцев не стоит армии клонов, упакованных в памперсы, настоящий индеец все равно сядет срать в кусты!  С кем ты, беби? Так думал Кеннеди, накручивавший кренделя в кукурузном поле. Но машкины кренделя все-таки взяли свое. А может, главную роль в этой шекспировской пьесе сыграл уютный сортир и внеочередные слушания по поводу дополнительной булочки на завтраке для конгрессменов. История умалчивает, чей клон забыл тогда свои кренделя в кукурузной вольнице, и не они ли стали основой памятника золотому початку в штате Айова… Известно одно: на всех этих куклуксклановцев, педиков и жрецов вуду одного верблюжьего одеяла не хватит, и будет лучше, если их заберет НЛО. Короче, опять всю ночь Джон Петрович мешал Машке спать своими речами. Ей потом еще Юрка писал из космоса – нечего, мол, было клона пускать к себе в огород!

Corny Kennedy. Ленинградский зоопарк

Джон Петрович Кеннеди очень любил бывать в ленинградском зоопарке. И даже построил его миниатюрную копию в одном из ангаров Зоны 51. Но потом ему стало не до кенгуру. Под воздействием X-лучей вся эта коммунистическая фауна мутировала в отморозков хрущевской оттепели и агентов кубинской революции. Героев, типа, будущего романа Солженицына. Ну, а поскольку диссидентское фуфло в овальном кабинете никто не выписывал, а в комиксах марвел у правозащитников своей фракции не было, Джон Петрович взял и вылил всю эту байду на ближайшую помойку, не донеся, ептыть, ни до острова доктора Кастро, ни до планеты обезьян. И если ты, дружок, все еще ищешь приключений себе на одно место, не проходи мимо этих мусорных баков, налови на загривок десяток-другой инопланетных рентген и запишись добровольцем в ленинградский зоопарк.

Corny Kennedy. Лунный проект

Есть ли национальность у дебилов? Какой у них социальный статус? И выгодно ли с экономической точки зрения заселить дебилами Луну? Колоссальный по замыслу план Джона Петровича Кеннеди требовал немедленного осуществления. На строительстве космического корабля был задействован отряд канадских лесорубов из исправительно-трудового лагеря имени Джека Лондона, а также сам Джек Васильевич, ибо нефиг дурака за пишущей машинкой валять, когда такая космическая заря занялась! Лесорубы так раздухарились, что Джонни велел проявить им трудовую доблесть и на Марсе, то есть, мать твою солнечную систему за подшипник, сначала на Луне! А место передовиков лесной промышленности заняли те самые дебилы из министерства американской культуры, а также всякие им подпевалы и общественные паразиты, клянчащие деньги из народного бюджета. А некоторые, на Луне им будет негде уже это скрывать, – из кармана КПСС! Стыдно, товарищи! Гагарин в космосе недоедает! Так что, лучше пусть пилят деревья, догоняют, так сказать, прогрессивное человечество! – закончил Джон Петрович. Правда, Кеннеди умолчал о том, что дебильный лунный проект был также нацелен на открытие первого негритянского телевидения – на обратной стороне Луны, естественно, – на то, чтобы заманить в эту жопу Юрия Петровича Гагарина – главным ведущим! И пусть тогда Машка Монро посмотрит, во что ее бывший советский хахаль превратился!

Corny Kennedy. Бульдозерная выставка

Специально к приезду Кеннеди Хрущев устроил бульдозерную выставку. Бульдозеры были нужны Джону Петровичу, чтобы расчистить место в конгрессе для кукурузной пиццерии – все надеялся, что тогда Машка может зайдет послушать его выступления. Но все испортили советские художники, которые полезли показывать Кеннеди свои, нарисованные на мешках из-под картошки картины. Работали по художественному принципу: что съел, то и вышло. В итоге получалось говно, но искусствоведы до сих пор стесняются это подтвердить, ибо считают, что получают за свою работу государственные деньги. Но Джон то Петрович приехал не из-за денег, а ввиду любви к Машке Монро, которая у него случилась через бульдозер, а теперь еще и через говенных художников. А к приезду президента художники постарались и поднаели, да что уж выбирать выражения, – поднасрали! – в разы больше, чем обычно на своих худсоветах. Фу! – говорит Джон Петрович на всех бульдозерных фотографиях, – Туризм! – и при этом изрядно морщит нос. Однако, Никита Сергеич ака Хрущев не растерялся, прыгнул в бульдозер и быстро сгреб все это говно в одну маленькую кучу. Из этой то кучи, говорят, и возник, а может, возродился (тут специалисты расходятся во мнениях), знаменитый московский акционизм. Впрочем, подождем, когда об этом выйдет полновесная и, подчеркнем! – правдивая диссертация. Жаль только, на защите уже не будет Джона Петровича. И Машки не будет… И мистера Хрущева… Некому будет пострадать за правду!

Corny Kennedy. Великая иллюзия

По «Голосу Америки» любили врать, что братья Кастро, дескать, курят кукурузу. И первую скрипку антикубинской редакции искрошили мачете и тоже выкурили. Поэтому Джон Петрович барбудос боялся и всех несогласных с тоталитарным иноземным режимом также беспощадно выкуривал. Вешал налогоплательщикам табачный занавес, чтобы неповадно было коммунистические кущи разглядывать, а на их деньги своим клонам огромную зарплату выписывал. И всем конгрессменам марсианские мозги за их же счет пересадил. Пускал, короче, америкосам дым в глаза, а сам в киношках штаны протирал. То на Машку в джазе, то на Армстронга на Луне пялился. Такая вот, бля, великая иллюзия!

Corny Kennedy.  Домик агронома

Мало кто знает о домике агронома в Аризонской пустыне. Кукурузные поля, и ныне колосящиеся там, верно хранят тайну последнего прибежища президента. Только в Москве знают, что переодевшись Фиделем Кастро, туда бежит Джон Петрович, разочарованный в последнем машкином фильме. Кеннеди мечтает построить новый – коммунистический Голливуд, который покажет капиталистическую кукурузу, как она есть: с межконтинентальными баллистическими ракетами внутри. Тем временем его очередной клон клянется на марсианской библии сняться в фильме «А нам все Монро!» и полностью теряет человеческий облик. Через негритянский телеканал в программе «Мелодии и Ритмы зарубежной эстрады на обратной стороне Луны» Фидель Петрович успевает передать двадцать пятый кадр этого зловещего зомбимуви. И тогда под видом гуманитарной помощи Хрущев забрасывает в Аризонскую пустыню агента Марию, главного советского эксперта по ядерной кукурузе…

Corny Kennedy. Ядерный чемоданчик

Однажды Джон Петрович потерял ключ от ядерного чемоданчика. И Машку спрашивает, ты не брала? А там у него, кроме бомбы, еще смокинг лежал. Он, видите ли, при живой актрисе в кино вечером собрался. А Монро как раз стряпала – у них братья Кастро по четвергам обедали, и пошутила, что ключик в одном из пирожков с кукурузой. Когда тесто подоспело, Монро туда, типа, ключ случайно и уронила. А женщина она, как пошутит, так и поступит! А Кеннеди Машке не поверил и продал все пирожки в столовую конгресса – назло братьям! А ключ от ядерного чемоданчика, оказывается, и не ключ был, а боевой марсианской корабль-трансформер.  В дороге его растрясло, и когда пирожки довезли до народных избранников, развернулся и улетел, прихватив с собой всех конгрессменов и персонал столовой заодно в созвездие Пса. А может, и не Пса… Как передает негритянский телеканал, сенаторов видели на Зоне 51, и там они под машкиным руководством вовсю стригут бороды пришельцам – по последней революционной моде. И Кеннеди, говорят, тоже в барбудос записался. Вот что, товарищи, любовь с людьми то делает!

Corny Kennedy. Павильон на ВДНХ

В библиотеке имени Кеннеди хранится копия марсианской библии, на которой присягали некоторые американские конгрессмены, да и что греха таить, сам Джон Петрович. В частности, в ней есть рецепт превосходного кукурузного самогона. Но тебе, дружок, в этом храме культуры ничего не нальют. Лучше послушай стариков – Хэма и Дика, порой носом у них между строк. Тем более, самогонный аппарат для ВДНХ они собирали с Джоном Петровичем вместе, вот только Кеннеди поехал туда один, – писатели никак не могли просохнуть после одной алкогольной утопии. Филип Дик потом резко на антиутопии перешел, и его в ЦРУ на карандаш взяли, вычисляли, как это их кривая обезьянья демократия на трезвую голову воспринимается. А Хрущев с Кеннеди еще сутками из кукурузного павильона на ВДНХ не вылазили, все договаривались о международном самогонном сотрудничестве. Но тебе, дружок, в государственные деятели нос рано совать. Лучше забудь про марсианскую библию и ложись спать. А то придут к тебе призраки Хэма и Кеннеди, превратят в початок кукурузы и скормят свиньям на ВДНХ!

Corny Kennedy. На площади Франкенштейна

Дело было в пустыне Невада, на площади академика Франкенштейна. Кеннеди с детства мечтал попасть на обложку «Биллборд», и раз пошла такая пьянка, решил сделать это на фоне ядерного гриба в обнимку с музыкантами.  А поскольку герои американской эстрады дальше маминой койки полигонов не видели – сплошь гомики, хлюпики и пацифисты – все нормальные парни во Вьетнам воевать ушли, пришлось выписать из Британии четырех никому не известных балбесов. Вот им в спину с Кеннеди и засветили. Хотели, кстати, еще позвать Джонни Кэша, чтобы тот показал ливерпульским лохам, как кантри играть, но тот заперся в дощатом сарайчике на кукурузном поле и к телефону не подходил. Боялся, что его взрывной волной накроет. Ну, кто такую коровью лепешку на обложку журнала возьмет? А Леннон после взрыва весь вспотел и Джону Петровичу говорит: ну, дядя, ты – жук! И резкого пенделя ему в мягкое место отвесил. А Пол с Джорджем добавили. Только Ринго президента пожалел, мечтал, идиот, что тот ядерную ударную установку ему подарит. Хрен! Отобрали у цэрэушников велосипеды и в Англию вернулись. А тот грибной «Биллборд» до сих пор, говорят, в сортире у Джонни Кэша лежит.

Corny Kennedy. В ГУМе у фонтана

Скоро на Землю упадет огромный пельмень, и все вегетарианцы попадут в рай. У бога будет, типа, рыбный день. И если на том свете делают кофе со сливками, я закажу двойную порцию, ибо у нас есть о чем поговорить. Я спрошу, какие бесы запустили Белку и Стрелку в созвездие Пса с трибуны ООН? И правда ли, что ботинок мистера Хрущева, служившим им космическим кораблем, сейчас также стремительно мчится в сторону Земли в надежде взять себе в пару какую-нибудь миловидную туфельку?  И верно ли, что тунгусский метеорит прилетал за душой Мэрилин Монро, но его пассажир не успел перевести компьютер на голливудское время? И есть ли надежда, что Джон Петрович еще заведет свой будильник, который ему подарил сосед по Зоне 51, и когда он разбудит тебя за кукурузной стеной, мы можем снова оказаться в ГУМе у фонтана, где ждем Белку и Стрелку?

Corny Kennedy. Контракт Линкольна

Если ты не запас пару мешков кукурузы к ядерной войне, о тебе позаботится государство. Каждому законопослушному гражданину – по маленькой кучке ценной радиоактивной пыли. В персональной виниловой урне. Все, что останется от тебя. Но не верь, это туфта. Правила для подопытных мышей. Есть секретный загробный лейбл имени Джона Петровича Кеннеди. Слышал о таком? На случай, если мир окажется в радиоактивном дерьме, Леннон записал толстую пачку альбомов. Imagine, на тридцать лет вперед! Ну, чтобы президентские дочки не скучали на своих подземных ранчо, пока ты чистишь ногти в своей виниловой урне. И всю эту музыкальную бомбу он создал в одиночку, предал, коллаборационист японский, своих товарищей. Между ними же возник, типа, конфликт на религиозной почве. Просрали они тогда в овальном кабинете свой пожизненный постапокалипсический контракт! И вранье, что битлы разбежались из-за баб. Мы, говорит Петр Макарыч, дети цветов, и под землю не пойдем! Цену себе набивал. То есть, весь базар был из-за масонского бабла, из-за их духовного, рой он землю копытом, лидера, Абрама Петровича Линкольна. А Леннон, сам такой, к пенсии церковь хотел замутить и для вида замешкался тогда у ворот с велосипедом. А как только Маккартни с гитарами за капитолийским бугром скрылся, бумаги у Кеннеди подмахнул – кровью. Ну и вот. А коммунисты, у меня слов на них уже не хватает, все тянули резину со стратегическим ударом. Не могли простую кнопку нажать. Терпение у Кеннеди лопнуло, и он контракт с Джоном Ленноном разорвал. Но мы то знаем, он же кровью подписанный… И все эти дьявольские песни скоро должны всплыть. И будет новая волна битломании. Но, чтобы об этом лишнего не болтали, чтобы был, типа, сюрприз и хорошие продажи, обоих Джонов, извиняюсь за выражение, убрали. Пригласили, как говорит Абрам Петрович, на бал к королеве лунного морга. А могли бы сейчас в виниловом убежище с твоей кукурузой зажигать… Пластинки, ептыть, переворачивать.

Corny Kennedy. Шарф Айседоры

По данным советской разведки настоящий Кеннеди всегда носил шарфик, – чтобы не перепутали с клонами. Ему там на шее, видите ли, какая-то инопланетная Айседора Дункан засос поставила. А спецагент Мария в Белый дом гардеробщицей устроилась и говорит, а давайте-ка сюда, Джон Петрович, этот шарфик! Тут Кеннеди вздрогнул, ну, прямо как Гоголь после третьего стакана горилки, и на Марию своими голубыми глазами уставился. Вы тут, наверное, говорит, новенькая, пойдемте-ка со мной в овальный кабинет, я там свои шарфики храню. Целая коллекция уже накопилась. Я вам ее всю подарю! А у самого из-за уха инопланетное щупальце свесилось. Тут Мария «Калашников» из гардеробных вешалок, как учили на уроках НВП, быстро собрала, журналом «Космополитен» прикрыла и пальцем гашетку нашла. Погодите, говорит, Джон Петрович, мне тут одно рекламное приложение пришло, давайте полистаем его вместе у меня на коленях! Образцы обойного клейстера, то, се. И Кеннеди, как дурак, щупальцем к журналу потянулся. Я, говорит, там свою фотографию увидел, дайте глянуть, Мэпплторп или не Мэпплторп?  Ну, Мария и дала по нему пару очередей. Как тот клейстер по стенке размазала. А как только Машку из Белого дома в ЦРУ перевели и путевкой на Зону-51 наградили, Хрущев ей поздравительную открытку прислал, где они с Гагариным на кукурузном поле в прятки играют. Проверяют новый американский спутник-шпион. А может, и какой-другой космический агрегат… Из-за початков то не видно, да и солнце глаза слепит. Так что, дружок, сиди-ка ты лучше пока под своим кукурузным листом и не высовывайся, если не хочешь, чтобы из тебя клейстер для космополитов, как из Кеннеди, сделали…

Corny Kennedy. Лунная целина

Кретинизм не может прогрессировать. Особенно, в государственной политике, в ее кукурузном аспекте. Поэтому все передачи об успешном освоении лунной целины нагло врут – нет там комбайнеров. Хотя, может ли врать ретранслятор? Свиные хари, надраенные до поросячьего блеска, добавляют сакрального смысла парадному репортажу, но не сообщают нам ничего нового. И одними говенными статейками торжества сияющей справедливости в умах избирателей не добиться. Здесь нужен гибкий обтекаемый излучатель высокотехнологичной истины. Специалисты по окучиванию неокрепших мозгов, подкованные в лаборатории академика Франкенштейна. А без него, лишь наступает полнолуние, Джон Петрович летит сражаться с коммунистической саранчой, в агровойсках реализуется мужской шовинизм, а Мэрилин Монро баллотируется на пост президента. И все усугубляется тем, что в СССР из года в год не выполняется план по сбору кукурузы, ее закупают у америкосов, а расплачиваются неграмотными дармоедами из министерства пропаганды.  Такой вот круговорот говномозгов в природе. Поэтому, дружок, не спеши примерять земной скафандр на лунную дискотеку, а лучше устройся массовиком затейником куда-нибудь в штат Массачусетс и преврати сельский клуб в штаб сопротивления этим земным лунатикам.

Corny Kennedy. Реднеки на бербекю

Один машкин друг по прозвищу Большой Початок, он, видите ли,  индейский вождь и недавно откинулся из резервации, замотал Джону Петровичу нехилый кусок земли – на случай, если на своем огороде придется кукурузу курить. А Кеннеди подозревал, что неграмотные реднеки скоро вышибут его из овального кабинета и уже начал прикупать кафель для своей полевой библиотеки. Ну, и чтобы на пенсии нескучно было, решил с Машкой хипповскую коммуну организовать. Жаклин туда пригласили. И вождь этот приперся, хотя его никто не звал. И тут, как назло, Никита Сергеич мимо летел и с кукурузника презервативы разбрасывал. Надеялся рождаемость в Америке снизить. И так сильно привлек внимание к демографической проблеме, что сам Джон Леннон его кукурузник на велосипеде стал догонять. Хрущев ему, значит, комсомольский значок в подарок обещал привезти. А еще – небольшую атомную бомбу. А тут под крылом хипповская коммуна Кеннеди замаячила, и Машка в открытом сарафанчике пуп-пиду поет. Хрущев, короче, заслушался, руль из рук выпустил, все свои чакры настежь открыл и пару витков на автопилоте вокруг статуи свободы сделал. Бомбу, конечно же, не сбросил и половину презервативов домой привез. И все золото партии потом по ним украдкой рассовал. Ну и хрен с ним. Самое главное, чтобы Джон Леннон то не расстраивался, Кеннеди ему свой комсомольский значок подарил! А Вождь Большой Початок при тщательной раскурке оказался Фиделем Кастро, и они с Жаклин неплохое жаркое из реднеков на революционных углях сделали!

Corny Kennedy. Сопля времени

Если хотите знать, Дэн Браун ездил к Джону Кеннеди на машине времени и все эти масонские штучки-дрючки у него перенял. Его цэрэушники потом по сопле на иллюминаторе вычислили. Этот Браун, видите ли, по дороге решил заскочить за коллегой Уэллсом в Кремль, в самое сердце страны чудес, где он с Ильичем чай пил и все никак не мог остановиться. Еще немного и до полной невидимости бы допились. Там то Браун и подхватил какую-то коммунистическую заразу. И когда в машине времени на Уэллса чихнул, возникла, извиняюсь за выражение, сингулярность, и они попали в соплю времени. Прибыли на целину, где Никита Хрущев разбил бивуак с манекенщицами. А по-русски складно говорил только Уэллс – полный курс лекций по гражданской обороне читал в Высшей школе марксизма-ленинизма. Со слов товарища Ленина. Первая, типа, помощь при марсианской атаке. А тут еще Браун начал врать по-английски, что машину времени ему Леонардо да Винчи сделал. Хотел, значит, втереться в доверие к девкам. А надо сказать, что НЛО весь президентский бивуак в натуральную коровью лепешку стер. Хрущев уже тогда рассвирепел – до лекции по гражданской обороне. Стакан водки от радиации хряпнул, кукурузным початком заел и двери в машину времени стал ломать. И Браун – ни бэ, ни мэ. А тут автобус с переводчиками из ГПУ подоспел –  кукурузу штамповать на экспорт. Тут они с Брауном общий язык быстро нашли, НЛО открыли и Хрущева с манекенщицами тут же отправили куда-то к черту на рога.  А Брауна с Уэллсом посадили в автобус и увезли корабельный лес на книги валить. Правда, некоторые кабинетные умники утверждают, что ничего такого не было, и все они просто кремлевских таблеток объелись. Но лес то, вот он – стоит, и сейчас – валить, не перевалить! И книгу Дэн Браун про тарелку времени написал. Завидуют, значит, мало им одной нобелевской премии. Во всяком случае, в музее ЦРУ на видном месте все еще лежит чья-то сопля, неосторожно оброненная на иллюминатор… А чей это иллюминатор был, какого иллюмината, спросите лучше у Дэна Брауна!

Corny Kennedy. Система «Жалюзи»

Вот все ищут завещание Кеннеди. И невдомек представить, что та последняя воля не для их протеиновых ушей предназначена. И все деньги Джон Петрович пожертвовал приюту для инопланетных детей. И в этом гнезде межпланетной терпимости растят кадры для будущего мирового правительства. И даже если ты вместо кукурузы посадишь цикорий, ничего уже не изменить. Душа твоя проиграна в нано-тетрис пришельцам и ждет ее замок Вольфенштайн три-дэ – в полной жэ. И все телевизионные трюки, предвыборные скидки и день рождения любимого хомяка – всего лишь сейвы в компьютерной игре с хомо-алиенс. И скоро Билл Иванович Гейтс заменит свою виндоуз на их жалюзи, и все эти сейвы слетят на хрен. Но ты еще можешь успеть в Белый дом, на выставку президентских портретов. На обратной стороне холста с Кеннеди есть номер телефона службы инопланетной поддержки. Вот там то тебе и скажут, что нужно делать после перезагрузки…

Corny Kennedy. Деньги на луноход

Поначалу индейцы доллары курили. Дошло до того, что в Белом доме зарплату платить стало нечем. Ну, и просыпается однажды Джон Петрович у себя в овальном кабинете – его Машка из дома за голодранство выгнала, а на диванчике сидит агент Мария и из его чековой книжки самокрутки делает. Что, говорит, с женой поругался? Тут Кеннеди так грустно кивнул, плед на уши натянул и весь затрясся. А пледом ему флаг служил, с которым Джон Петрович никогда не расставался, боялся, что индейцы его тоже скурят. Завернули в него луноходные деньги – Кеннеди их с детства на луноход откладывал, и поехали в индейский ресторан на разборки. По дороге, естественно, в Пентагоне луноход купили. Едут, «Голос России» слушают – передачу про индейских диссидентов, которых под пытками заставляют доллары курить. Тут Джон Петрович совсем ожесточился, дулом лунохода в ресторане брешь пробил и в матюгальник, который ему Федор Хичкок на свадьбу подарил, рявкнул. А что рявкнул, история умалчивает. Нечто нечленораздельное, из лексикона обитателей Зоны 51. И от этой речи у индейских вождей полностью скальпы сорвало и они резко курить перестали. Хотя, как говорит доктор Кастонеда, резко бросать курить – это, типа, вредно. Ну и вот. А следом за скальпами у товарища Хрущева шляпа слетела на трибуне, а в ней бутерброды с краковской колбасой, которые ему жена на заседание политбюро положила. Ну, Хрущев не растерялся и говорит: – Основой четкой для рубля быть может только конопля! И несколько месяцев потом деньги на конопле печатали. И всех на краковскую колбасу пробило. А Хрущев пообещал, что в 80-ом году коммунизм наступит. Но тут разозленная Машка Монро в СССР на гастроли приехала, Кеннеди то, как с агентом Марией в луноходе уединился, так больше оттуда и не вылазил, и ее сразу президентом выбрали. Так что, Хрущеву пришлось взять свои слова обратно.

Corny Kennedy. Отмашка 51

Однажды Джон Петрович в очередной раз ушел от Машки, набрал вискаря и поехал к Энди Уорхолу. Нарезались, как обычно, в хламень, и Уорхол к Кеннеди стал приставать, давай, мол, я тебя нарисую. Договорились, короче, потом на трезвую голову собраться, и Джон Петрович двинул на Зону 51 – пришельцев своих кормить, приход у него был такой по пьяни. А Уорхол, ради шутки, в багажнике спрятался. Он тогда еще, кстати, нормальный был, консервы в полный рост не рисовал, подходящей мастерской у него для этого не было. А Кеннеди марсианам корм покидал и домой улетел – на вертолете. И Энди до него из багажника так и не достучался. А вот марсиане – услышали. И когда стали Уорхола из машины выколупывать, он себя консервой вообразил. Его тогда, словно озарило, и он все это дело в один момент нарисовал. Гвоздем на борту НЛО, а может, на багажнике роллс-ройса, сейчас хрен разберешь. Марсиане его тогда со всех сторон обступили, стали про дискурс спрашивать… А что там потом между ними произошло, в «Голубой книге» подробнейшим образом описано (http://www.bluebookarchive.org/) Машка Монро потом еще пару раз приезжала, пуп-пуди под окном пела, но все бесполезно, не смогли уже парня оттуда вытащить. Жил с этими чертями, как Фидель Кастро – бедно, но дружно. А когда проект «Розвелл» закрыли, вечеринку с этими засранцами устроили – за свободу отношений между мирами. К этому времени Кеннеди для Уорхола большую светлую мастерскую на Красной площади отгрохал, но она ему уже не понадобилась. Ведь истинный сквот и малая родина у него на Зоне 51 всегда была. Их там до сих пор разогнать не могут. А бухал то, кстати, Уорхол с Кеннеди, когда тот от Машки ушел, не в какой-нибудь там вонючей мастерской, а на скамеечке в Таймс-сквере. Уже тогда со звездами разговаривал…

Corny Kennedy. Солнце Анапы

Вот Стивен Кинг пишет, что марсиан нашли в кукурузе, которую рядовой американец так беззастенчиво жрет в кинотеатрах. А где, спрашивается, он сам взял сюжет для своего романа? Правильно, тоже в кукурузе, только не простой, а виниловой! Дело в том, что Кеннеди нещадно эксплуатировал пришельцев на ниве кибернетики. Переводил, так сказать, в граффити их инопланетные технологии. Агент Мария специально устроилась к ним в чертежный цех – иглы менять у циркулей. В КГБ эти иглы в специальные дешифровальные патефоны вставляли. Только тарелки, собранные под эту музыку, под землю зарывались – от страха перед мощью и величием советской империи. А вот американские, наоборот, улетали с концами на всех конституционных парах. Половину целины так вспахали на обоих континентах, и Хрущев, чтобы скрыть следы секретных испытаний, кукурузу на ней посадил. А Кеннеди ничего и не скрывал, ему все было по барабану. И вот тогда, чтобы сохранить для будущих поколений память о пионерах тарелкостроения, профессор секретной академии при НЛО СССР по фамилии Королев обо всей этой канители роман на граммофонную пластинку записал – тогда это было, типа, модно. Ну, и назвал – «Дети кукурузы», в честь Никиты Сергеича. А при переезде на Байконур забыл в купе проводницы поезда «Москва – Улан-Батор» – вместе с недопитой бутылкой крепкой «Анапы». А Стивен Кинг, когда был еще голодранцем, эту пластинку в одной комиссионке на битлов выменял. Только вот пластинка была на 33 оборота, а проигрыватель – на 78. Ну, а Стивен уже тогда перся от всякого авангарда, и этот саундтрек его сильно вдохновил. Купил, значит, у русских эмигрантов «Анапы» и кое-что из Королева с грехом пополам на английский язык передрал. Ну и от себя еще малость добавил. Скорешился с парой марсианских издательств и раздал в кинотеатрах вместо кукурузы. Вот так вот и рождаются гениальные вещи. А все оттого, что начинающие писатели бедствуют, и не могут себе нормальную радиолу купить.

Corny Kennedy. Автостопом до Милана

Один раз пройтись походкой обкуренного страуса по сцене в Сан-Ремо маловато будет. Таких фикусов, как Адриано Челентано, в ЦРУ выращивали, вместе с ядерной кукурузой на экспорт. Дело было так. Пока ракеты в кукурузные муляжи прятали, Челентано, который тогда на этой фабрике ядерных звезд стажировался, все внимание на себя отвлекал, курил весь день напролет рядом с секретным объектом – палился, короче, насчет автографов. Покурит, покурит и танцевать, как в фильме «Блеф» начнет. А на соседнем поле хрущевские агенты сидели с биноклями – кино, им типа, сейчас нахаляву будет. И только они линзы свои подкрутят, русско-итальянский разговорник в руки возьмут, к ним в автобус уже Челентано сам стучится. А они под роллингов косили и в автобусе репетировали, типа. В фургоне у них «Олимпы» восьмидорожечные стояли, конденсаторные микрофоны, ламповые пульты из Ленкома, короче, комаров можно ночью записывать, а утром вместо Джонни Кэша продавать. Ну и вот. Только, значит, аппаратуру настроят, Челентано им морду в кабину сует, – до Милана, вроде как, не подбросишь? А им куда деваться, коллегу-лабуха подвезти –дело святое. И вот так с шутками-прибаутками до ближайшей пиццерии доставляли, да и там Челентано от них не отвязывался, любого мог в могилу свести своим сатисфакшеном. А пока они с микрофонной стойкой по сцене носились, Фидель Кастро с братьями ядерные ракеты на другое поле тихонько пересаживал. Ему Кеннеди эту шабашку по-соседски предложил, знал, что Фидель Петрович последние деньги на революцию истратил. Такая вот идиллия и пастораль. Но однажды Челентано попались какие-то уж совсем тупые музыканты, которые подбросили его, как он бедный не упирался, до настоящего Милана, до самой, ептыть, киностудии «Новый курс». А там он в Клавку Кардинале влюбился и в ЦРУ уже работать не пошел. Я, говорит, Мишу Джексона за себя оставлю, пусть он теперь у вас попрыгает. Ну, а Миша своей лунной походкой все дело провалил – не поверили в него роллинги.

Corny Kennedy. Вишневый джем

Все знают, что Элвис любил свою маму, но еще больше он любил вишневый джем. Ну, а Машка Монро была ему, как мама, потому что постоянно устраивала всякие джем-сейшены. Подвинула, короче, истинную родительницу своим горячим бедром. И как-то мамаша Пресли, перебрав за просмотром очередной серии «Мстителей» вишневого джема, а может и какого другого колумбийского повидла, накатала донос в ЦРУ, что, мол, в Доме культуры Зоны 51 во главе с Машкой коммунистический джаз-бенд репетирует, а с ними под видом ее сына Элвиса, диссидент Че Гевара песни кубинской революции поет. А копию, вместе с пачкой любовных писем герою-мстителю Патрику Макни, отправила по федеральной почте Джону Гуверу, который обожал на пенсии всякие донесения от сумасшедших старух читать, хотя в википедии и пишут, что директор ФБР был гомосексуалистом. Тоже, наверное, кто-то настучал, обзавидовался. Банду, естественно, накрыли, и мамаша стала Элвису вишневый джем уже не за кулисы, а за решетку – в тюрьму носить. Машку Монро тогда, кстати, Кеннеди от ЦРУ отмазал, а вот Джон Белуши с братьями Блюз, когда на свободу вышли, настоящего Че Гевару нашли, зря что ли срок то мотали, и попросили политического убежища в Советском Союзе, тогда это было, типа, модно. Погуляли на даче у Хрущева, блюзовый кавер на песню «Летят перелетные птицы» записали, выпили, сколько влезло, за новую эру советского шансона и домой засобирались – Элвиса Пресли из тюряги вытаскивать. А Че Гевара был вылитый Володя Высоцкий в молодости и поэтому его отпускать обратно не захотели. Либо, говорят, на Лубянке, либо, на Таганке. Ну и гитару ему в руки! Прощаться долго не стали, у баптистов это не принято, назвали подаренный Хрушевым кукурузник Семенычем и протаранили на нем Алькатрас. Элвиса в охапку и на бейсбольный матч. Только Пресли опять скоро стал благим матом орать и обратно в тюрьму проситься, не знал, бедолага, куда ему деваться от маминого джема. Потом, правда, покурил, немного успокоился и все дни напролет на автобусной остановке просиживал – все надеялся Машку Монро там встретить.  Ну, а Мэрилин в Голливуде очередному Хичкоку пижамы гладила и через водителя автобуса прощальную весточку об этом Элвису передала. А что делать? Плюнул на все это, надел старую армейскую форму и сыграл свой прощальный блю шуз – врубил, на все колонки сирену, записанную как то по приколу на военных учениях вместе с грохотом канонады и воем обезьян. Мамаша с перепугу в атомном убежище и закрылась – благо вишневого джема у нее там запасено было лет на 30 вперед. А Элвис обратно на зону к братьям Блюз махнул. Ну, а журналисты еще врали, что Пресли во время атомного взрыва не погиб, а улетел с пришельцами в будущее, где его заморозили в криогенной лаборатории вместе с вишней. Вот такой вот рок араунд клок получается. А еще говорят, что это самое повидло от имени одной тайной организации Бараку Ивановичу во время инаугурации преподнесли. Так что, дружок, когда соберешься мазать на мамины пончики этот вишневый джем, помни, что дух Элвиса жив!

Corny Kennedy. Май нейм ис Монро

Alternative History of the Cold War

Все-таки агента 007 должна была играть Машка. Она  с режиссерами в кафе так и знакомилась, – май нейм, говорит, ис Монро… И голливудскую улыбку во всю барную стойку показывала. Но с Шоном Коннери у нее получился полный досвидос. Шон тогда челюстями при макдоналдсе работал.  Разводил прохожих на пожрать, а может, на кино собирал, – «Великолепную семерку» в тридцать восьмой раз хотел посмотреть. Ходил возле закусочной и зубы всем показывал. В одной руке – зубы, в другой – бургер. Давил, короче, на жалость. В кино то без зубов не берут, только на радио. Туда то Шон Коннери и рванул, когда ему в кафешке пару сотен отвалили за презентацию, даром что ли он у входа целую толпу зубами собирал. Но на радио Шона не взяли, он со своим двухметровым ростом к ним в студию не влез. Ну, и тогда Коннери решил забухать. Пил, значит, все эту байкерскую мочу и представлял, как будет в голливудских гамаках валяться, а от скуки бутафорскую челюсть посетителям в пиво постоянно подкладывал. Любил, когда его мордой по стойке возили. А потом голову поднимал, смотрел на портрет Джорджа Вашингтона и говорил на чистом, как шотландский скотч, английском, – май нейм, дескать, ис шон. Красиво так шепелявил. А однажды башку свою от стойки тоже отрывает, а перед ним режиссер Тарас Янг стоит. За базар, говорит, отвечаешь? Ну, а Шон не растерялся, смекнул, что ему хороший дантист светит, и говорит, да, Тарас Петрович, своими зубами отвечаю. Пиво, значит, допили и поехали кино про доктора Но снимать. Коннери еще подумал, что это стоматолог известный. А Машка тогда от неожиданности, когда Тараса Петровича узнала, клиенту пива недолила. И за это ее из Макдоналдса выгнали. А она девка фигуристая была и Коннери мордой по стойке не раз возила. Ну, и догнала, короче, их тогда с Петровичем и еще пару раз этому джеймсу бонду по чайнику врезала.

Corny Kennedy. Матрешка Дювалье

Кеннеди угробили гаитянские колдуны по наущению диктатора Дювалье. Он, видите ли, перекрыл этим уркаганам кислород, кровавый режим, его, типа, не устраивал.  А у Эйзенхауэра с ним был душевный договор, по которому для избирателей сеансы зомботерапии проводили. Ну, а если начинать издалека, то светлая сторона вудуизма, которую Саша Милн из Англии проповедовал, Эйзенхауэра перестала устраивать. Неподходящей куклой он стал для политики. Не вдохновлял больше телевизионных обезьян – я реднеков имею ввиду, на подвиги во Вьетнаме. Не будоражил, короче говоря, его винни-пух воображение напалмом, так, только жалил чуть-чуть в мягкое место. Ну, а коммунисты с хипарями тоже ведь не из плюша сделаны, и решили против них в ЦРУ гаитянский спецотдел сколотить – по обмену мракобесным опытам. Затуманить мозги избирателям путем внезапного зомбирования и перманентной лоботомии. Чтоб не устоял перед гаитянскими чертями Саша Милн, сдал им свой плюшевый вудуизм вместе со всеми его опилками и потрохами. И чтобы вылезли оттуда наружу всякие роулинги и брауны со всей своей околомасонской пиздобратией. Да так ведь и произошло! А вот если бы Винни-Пух с медвежонком Тедди Джона Петровича тогда от пули заслонили, все иначе могло повернуться. Не в пользу крепкого орешка и гарри поттера. Но мы то знаем, дружок, что плюшевому сердцу быть стальным не прикажешь, и старую дорогу всякий раз свежими опилками посыпают… И что делать, когда такая матрешка получается? Кто знает, что из нее еще вылезет? Так что, если ты еще не спишь, отправляйся-ка в ад и спроси об этом дедушку Дювалье.

Corny Kennedy. Невский бильярд

Однажды Александр Сергеич шел по Невскому и поскользнулся. Ногу, короче, подвернул, сидит у Гостиного двора и делает вид, что иудаизм проповедует. А Пушкина бог даром ясновидения наградил, и он узрел, как под землей лысые головы с шестиконечными татуировками копошатся. Раньше то он ниже рюмочных на Невском взгляд не опускал, а тут перед ним вдруг такое развернулось. А был это, короче, филиал Зоны 51, замаскированный под масонский бильярдный клуб. А Пушкин страсть, как любил бильярд, и быстро прочитав Евгения Онегина задом наперед, к этому масонскому столу, как по ступенькам метро, вниз спустился. А там, значит, все декабристы собрались, и северное и южное общество, а посередине Эдмонд Дантес плюшки гашиша раздает. И Пушкина не пропускает. А эти революционные головы отдельно от тел и от Пушкина в воздухе витают, вопреки законам гравитации – видимо, по принципу нано, и промеж собой про свободу, равенство и братство разговаривают. Ну, Александр Сергеич всем этим идеям, конечно, сочувствовал, но против бильярда не мог устоять и тут же принялся лупить по этим говорящим головам тростью. И такой он мощный был игрок, что загнал их всех во глубину сибирских руд. А потом зашел в кабинку для телепортирования, думал, это просто зеркальный сортир, где можно растрепанные бакенбарды пригладить и тут же перенесся в студию, где битлы не могли название для своего очередного альбома придумать. И как заросшего Джона Леннона с голым лицом увидел, так только и смог сказать – хелп! Проснулся весь в холодном поту, напрочь сбрил бакенбарды и бросился царю звонить. Надо, говорит, Джон Петрович, с декабристов кандалы снять и легкие наркотики разрешить. Потом чувствует, что-то не то, как-то все не по-гусарски, достал из Евгения Онегина любимую закладку, которую ему Наталья Гончарова подарила, и ушел в монастырь.

Corny Kennedy. Венсеремос

Каждую неделю Джон Петрович проводил для населения политинформацию. Выступал на кукурузной волне, разжижая мозги слушателям парфюмерными сводками с навозных полей. А битлы, которые музыкальную минутку обычно заполняли, в этот раз не приехали. Сказали, что их велосипеды поклонницы на сувениры разобрали. А тут еще Хрущев в прямой эфир позвонил и на всю страну ляпнул, что эти фаллоимитаторы политического убежища у него на даче попросили.  Джон Леннон от Йоко Оно там прятался. Боялся, что под дулом фотоаппарата она из него нудисткий концепт-арт сделает. Парни то наотрез отказались для обложки без штанов сниматься, а Леннон рискнул показать свой иероглиф. Ну, и его потом в Америке задразнили, как в свое время Литл Ричарда, и он от стыда рванул в коммуняндию, слышал, что там секса нет. Выхватил у мистера Хрущева микрофон и комбэк ин юэсэса в него спел. И все это на кукурузной волне. Кеннеди, короче, оконфузился. И в качестве ответного хода, пока рекламная пауза была, ему из соседней камеры пару нелегалов-гастарбайтеров привели –  аутентично, типа, спеть пару песен Джонни Кэша о любви к Америке, благо он своими стихами всю редакцию засрал. Спели по бумажке, все чин-чинарем. А тут Хрущев опять со своими политическими беженцами в эфир влез и про гастарбайтеров забыли. А когда в офлайн вернулись – лежат одни наручники, а на бумажке написано – «Вы про нас еще услышите»! Борода Хемингуэя нарисована и две подписи под ней – Че Гевара и Виктор Хара. А Дин Рид, пока за пивом для ребят бегал, всю эту партизанскую движуху пропустил!

Corny Kennedy. Трансцендентальный шрам

Шрам на лице Кима Филби остался после операции «Лунный джампинг». Ким Петрович, видите ли, поднаторел в легкой атлетике, бегал каждое утро за газетами для Джона Гувера, и ему дали задание поймать Белку и Стрелку. Нашел их в будке у Байконура и когда уже домой лететь, полез ради перестраховки в мешок, хотел их, типа, просто пересчитать. А один из зверей выскочил и саданул Кима Петровича по лицу когтем. А зеленку, спрятанную в мешке, эти собаки сожрали, даром что она по ленд-лизу русским предназначалась и в ЦРУ всю войну провалялась без дела. Ей еще потом Уорхолл картины рисовал и нахваливал. Да и он, пока зеленку не попробовал, не знал, что Белка и Стрелка и не собаки вовсе, а тушканчики! И не простые, а прошедшие специальную подготовку на центрифуге. И вот этот тушканчик, которого здорово проперло после зеленки, хоть он и не был вовсе художником, понесся, словно угорелый в сторону уже не Байконура, а Плисецка. У него, видите ли,  трансцендентальная связь была с академиком Королевым. Но Филби тоже не одни спичечные коробки с марьванной взглядом умел двигать, и этого беглого засранца в мешок быстро вернул. Сломал, короче, русским клюшки перед большой игрой. Белка и Стрелка должны были вообще то с орбиты на Луну запрыгнуть и там советский флаг водрузить, а так вместо тушканов простых собак в космос запустили, которые тупо вокруг земли прокатились.  Как говорится, ни себе, ни людям, ни сраным американцам. А Ким Петрович забыл еще дырки в мешке просверлить, и тушканчики у него в самолете сдохли. Их потом в этом флаге, который должен был над Луной реять и всячески развеваться, похоронили с почестями на воинском кладбище. И мало того, вместо реального прыжка разыграли очередной голливудский балаган, от которого бедные тушканчики просто подпрыгнули и перевернулись в гробу. Ким Филби в своем дневнике под грифом секретно потом написал, что ночью к нему на ранчо они приходили и просили советское гражданство вернуть. И чтобы успокоить свою совесть, а заодно, оформить для Белки и Стрелки нужные документы, Килби Петрович стал двойным агентом. А перед тем, как в СССР свалить, половину ЦРУ перекусал.

Corny Kennedy. Ленинское послание

Дин Рид любил звонить на радио и спрашивать, почему у американских президентов нет своего мавзолея. Это он так тонко намекал, что Соединенными штатами руководит мумия. И вся прогрессивная общественность эти выпады интеллигентно старалась не замечать, принимая их за вульгарный промосковский акционизм. А вот Владимиру Ильичу, возглавлявшему всемирный профсоюз мумий, динридовские речи пришлись ко двору. Почему, говорит, мумии из овального кабинета членские взносы не платят? Подбил им бухгалтерию до самого Авраама Линкольна и хорошенько стукнул наверх, чтобы с американцами разобрались. Это только потом академик Курчатов нормальное заземление на трибуне сделал, чтобы политбюро не так сильно трясло от тока. А пока там Хрущев заряжался, прикидывал, как бы ему обыграть в шахматы Михаила Ботвинника. Нагнал своим мозгом электричества в атмосферу, и Никиту Сергеича Владимир Ильич снизу током слегка лягнул. Сел, значит, в чайку и поехал в шахматный клуб – ленинский сигнал гроссмейстерам передавать. А в шахматном клубе так треснул по доске, что Виктор Корчной сразу ход конем в Америку сделал, ленинское послание, то есть, правильно истолковал. Ну, и Хрущев за ним, недолго думая, рапид сделал. А Корчной заперся в гостинице и не выходит. Я, мол, только Карпову дверь открою. Хрущев тогда перекрестился и в ООН поехал. Выбрал стол побогаче и ботинком по нему с размаху тоже врезал – чтобы ленинские слова, типа, на весь мир прозвучали. Что, мол, это значит? А для полного понимания картины еще несколько раз засандалил. И что ты думаешь? Все эти значительные фигуры из ООН попадали перед Хрущевым на колени. Больше не бей, говорят. А Никита Сергеич, только увидел их голубые каски, еще раз перекрестился и обратно в СССР улетел. Перед белым домом, правда, немного задержался и трижды через левое плечо на американский флаг плюнул. А Дина Рида, который всю эту кашу с мумиями заварил, флаг потом постирать заставили.

Corny Kennedy. День Застукмана

За культуру в СССР отвечали два чувака: Застукман и Заступман. Только вот, имена их не потрудились на кремлевской стене выложить. Ну, и когда возникала какая-нибудь бодяга с диссидентами, они это дело разруливали. Сначала Застукман тунеядца Бродского в «Правде» приложит, а потом Заступман на радио, типа, «Свобода» ручку ему подаст. А Иосиф Петрович все эти идеологические пертурбации на великое противостояние двух систем чистосердечно списывал. Пока ему Картер по пьяни как-то не позвонил и не сказал, что русскую водку и шотландский вискарь в одном месте бодяжат. Больше ничего не успел рассказать, потому что в отделе телефонного прослушивания фирмы «Мелодия» пленка на бабине кончилась, а там не принято слова на ветер бросать. А Иосиф Петрович от такого расстройства дал мощного пенделя своему коту и написал знаменитые строки про не хочу выбирать. Коту вообще доставались все шишки. Друзья Иосифа, бывало, запишут его мярганье на магнитофон и пошлют на радио Заступману, что это, мол, советские правозащитники так кричат от несправедливости. А Володя Высоцкий с Дженис Джоплин часто слушали на кухне эти кошачьи вопли, и они сильно повлияли на их творчество. Кот, короче, всех вдохновлял на борьбу с тоталитарным режимом. Поэтому Иосиф Петрович пахал, как лось, и все свои стихи читал по телефону президенту Картеру. Он, видите ли, страдал бессонницей и не мог уснуть без хорошей поэзии. Да что тут скрывать, оба они страдали. А Брежнев Бродскому страшно завидовал, что Джонни с Иосифом ежевечерние печюшки по телефону печет, и даже предлагал ему программу «Спокойной ночи, малыши» на центральном телевидении вести, лишь бы тот прекратил с Картером общаться. Иосиф ни в какую. Ну и показали ему на звездно-полосатую дверь, катись, мол, к своему счастью, не нервируй тут Леонида Ильича. Бродский кота под мышку взял и уехал. А мурки его в Эрмитаж устроились работать мышеловами, поняли, что тунеядцам в Ленинграде делать нечего!

Corny Kennedy. Братья по разуму

Однажды Билл Гейтс, когда был маленьким, потерялся, и ему сразу дорогу в белый дом показали, потому что видели, что он мальчуган смышленый и обязательно должен с президентом встретиться. Прошел по ковровой дорожке прямиком в овальный кабинет, а там Джон Петрович с министром обороны и Машкой Монро пируют. Сбили, значит, летающую тарелку и внеземное бухло трескают. И с ними заодно представитель инопланетной цивилизации сидит в фирменной майке ФБР. И такой кельдым вокруг, что Билл Гейтс сразу бросился окна открывать. До сих пор открывает где-то в системе Сириус. Уж очень маленький Гейтс понравился тогда своему брату по разуму, и Джон Кеннеди вместе с Машкой Монро разрешили этому космическому таракану Билла усыновить, чтобы тот не сильно переживал, что они все его собачье пойло выпили. Подарили его, короче, вместе с майкой ФБР. А чтобы Америка не потеряла такого смышленого мальчугана, маленького Гейтса в летающей тарелке быстро клонировали и отправили в круглосуточный магазин. А что делать, не Кеннеди же посылать! А клон оказался тоже на редкость смышленым мальчуганом и незаметно прихватил с собой в овальном кабинете инопланетную сумку, доверху набитую чем-то мелким и мягким. Обновил себе на улице драйвера и вернулся в белый дом совсем другим человеком! Бухла, правда, забыл купить, и его еще раз клонировали. Надели министерскую фуражку, чтобы полицейские не привязывались и повторный заказ в соки-воды оформили. Хотя, тут и козе уже было понятно, что Билл Гейтс потеряется.

Corny Kennedy. Червивые технологии

Если бы Джон Петрович был жив, то никогда бы не позволил снимать такое фуфло, как иксфайлз. При Кеннеди все было по чесноку. Никто за своей заслонкой чужую кукурузную кашу не варил и камышовых котов в домашние валенки не подкладывал. Но пришельцы, конечно же, подкосили моральный дух американцев. Проникли во все сферы и полушария общественной жизни. А по телевизору так и показывают крохотного червяка, сбежавшего из лаборатории. Он, видите ли, был мутантом, таким же инопланетным выродком, как кот Барака Ивановича Обамы, да это он, собственно говоря, и есть. В овальном кабинете давно была червоточинка, да только ремонт в нем Джону Петровичу бандитская пуля помешала закончить. И этот кот, похожий на собаку, полностью сидит на бюджете. Покровительствует говносериалам про малдеров и скали. Чтобы народ чувствовал своей жопой, что истина где-то там. Хотя ни хера она не там, а здесь. В центре земли, где сидит мама червяк. А чтобы твоему папе туда пролезть, нужно развивать червивые технологии. А Кеннеди их на зоне 51 законсервировал, но никто его в этом, кроме Энди Уорхолла, не поддержал. Все продались пришельцам.

Corny Kennedy. Ночь в музее НКВД

Первым гвоздем в крышку гроба русско-американских отношений стал культурный обмен. А началось с того, что Никита Сергеич пригласил Джона Петровича на ночь в музей НКВД. Кеннеди смотрит, а зал пустой, только стол и электрическая лампочка без абажура. А Джон Петрович как раз в подарок Хрущеву электрический стул привез, давай, говорит, его испытаем. И сели, значит, вдвоем на этот стул, не потому, что между ними что-то такое было, просто на двоих удар тока, типа, не смертельный. Хрущев, правда, никак не мог усидеть с президентом США из-за разногласий в Карибском бассейне, но быстро урегулировал их, подперев свою позицию ящиком от вискаря. Допили последнюю бутылку и вспомнили, что рубильник опустить некому. А за стеной музея НКВД была секретная блэкмаза, как в игре халфлайф. И там, как водится, суперсолдаты лежали штабелями вперемешку с клонами всяких великих людей. Ну и, короче, позвали Сталина они рубильник дергать. Хотя Кеннеди, вообще то, хотел Гарри Купера пригласить. А Хрущев, как увидел дядю Иосифа, так сразу протрезвел и закричал, – не надо, дядя, не бей меня током, это я просто неудачно так пошутил на двадцатом съезде! Ну, а Сталин рукоятку опустил, и когда запахло жареным, говорит, – это тебе, Никитка, за мавзолей. И тут Джон Петрович тоже почувствовал себя не этом барбекю немножко лишним и позвонил 911. А Сталину при виде дыма, испускаемого лидерами супердержав, дико курить захотелось, и он знал, что у Кеннеди кубинские сигары есть. И говорит, слушай, дай закурить, и я тебя отпущу. Все равно, пока твое МЧС прилетит, из тебя грузинский шашлык получится. А Хрущев пусть остается, я из него настоящего суперсолдата сделаю. Так и решили. Ну, и после этого Кеннеди в русские музеи ни ногой.

Corny Kennedy. Английский флаг

Как Джон Леннон ни рвался на БАМ, королева его не отпустила. Не рыцарское, мол, это дело – по рельсам с гитарой околачиваться. Но Леннону Кеннеди во сне явился и говорит, мы с тобой небесный БАМ построим! Джон сразу проснулся в хорошем настроении, спел вместо зарядки имеджин и тут смотрит, трусов, которые ему Энди Уорхолл под английский флаг размалевал, на балконе нет. Леннон их всегда там на ночь развешивал, чтобы они патриотически в тумане развевались и хорошую погоду всем ночным забулдыгам обещали. А тут как раз солнце, и ему надо в этих трусах, ни быть – ни жить, на корпоративе в Букингеме лабать. Расстроился, прыгнул снова под одеяло и у Маккартни спрашивает, ты, мол, мои трусы не видел? А это был период желтой субмарины, когда битлы из курительных пижам практически не вылезали, и Пол, весь такой в трансе голосом Джона Кеннеди Леннону отвечает, что в его трусах Дин Рид на БАМ улетел. Тут Леннон подскочил, как ужаленный, еще раз имеджин спел и спрашивает, а кто же тогда в ванной? А там, значит, ангел, который Леннону весточку от Кеннеди ночью притаранил, свои крылья стирал. А Пол с Джоном подумали, что это цэрэушники нашли их кляссер с марками от поклонниц, которые они в ванной по одной от писем отмачивали, чтобы растянуть удовольствие. Ну и повыпрыгивали с балкона прямо в курительных пижамах. Чуть гитары об асфальт не разбили.

Corny Kennedy. Jungle Balls

Джон Петрович часто грешил лунатизмом, и своим поведением просто выводил Машку из себя. И так ей надоели эти ночные шатанья, что однажды Монро положила под одеяло мумию инопланетной актрисы, а сама спряталась за холодильник. Кеннеди в пять утра из белого дома приехал, смотрит, Монро уже спит. Ну, и нырнул за пивом к холодильнику. А Монро оттуда выглянула и спрашивает, –  а кто там у тебя в кровати лежит? А тут как раз Фидель Кастро у себя на ночном совещании в Гаване кукурузу из зубов мачете выковыривал и так увлекся, что случайно задел локтем одну важную кнопку на ядерном прикуривателе. И, короче, в воздух поднялись несколько экспериментальных баллистических сигар, приготовленных Джону Петровичу в подарок на рождество. А луна жарит вовсю, холодильник забит пивом, чем, не рождество? И Машка устроила нескончаемый джингбеллз на всю квартиру, в соседнем штате было слышно. Но Кеннеди даже глазом не моргнул, только зубами тихонько скрипнул. Ему Федор Хичкок, видите ли, пивную челюсть-открывашку на свадьбу подарил. И когда сигарообразные НЛО с Кубы за окном пронеслись, тоже никак не отреагировал. Прихватил мешок кукурузы и шоу Бенни Хилла включил. У него инопланетная тарелка телеканалы из будущего ловила. А засушенного пришельца с кровати на пол сбросил. Машке он потом еще десяток свежих марсиан с зоны 51 привез, чтобы она ему мозги не мумифицировала. Монро их быстро тогда распротрошила, высушила над камином и под советское политбюро загримировала. Кукурузы им в бока напихала для солидности, – нахваталась премудрости в женских журналах. А чучела этих инопланетян потом несколько оскаров получили.

Corny Kennedy. Золото партии

За лучезарной улыбкой Гагарина скрывалось золото партии. Первый космический корабль со слитками был отправлен на орбиту задолго до запуска спутника в пятьдесят седьмом году. И гигантские темпы индустриализации были обусловлены строительством колоссального орбитального мавзолея, в котором планировали разместить тысячи драгоценных копий ленинской мумии. При этом земное расположение монументов точно соответствовало карте металлических болванов в лабиринтах орбитальной гробницы. Однако, едва выйдя на орбиту, мавзолет исчез, и его не нашли ни белка, ни стрелка. Про «Союз-Апполон» я уже не говорю. И все последующие космические исследования, якобы, во имя науки, были ширмой для лихорадочных поисков пропавшего золота. Кому нужен мертвый космос без единого куста зелени? Американцы пытались сбить русских с толку, навязывая гипотезу, по которой мавзолет попал в досоветское прошлое и на почве идеологической безнадеги врезался в землю тунгусским метеоритом. По другому сценарию ленинский ковчег похитили инопланетяне в отместку за разграбленные пирамиды, фараоны были, видите ли, почетными клонами первого пришельца на этой земле. Собственно, весь Голливуд, это еще одно прикрытие для мракобесных гонок за презренным металлом. Харрисон Форд, вроде серьезный человек, а тоже бросился искать золотой ковчег. Индианой Джонсом его окрестили в масонском клубе при 666-ом штате Америки. У них под землей дохерища этих штатов. Теперь дело за малым. Привести весь парк ленинских скульптур к первозданному виду. Тогда пришельцы смогут синхронизировать мавзолет для посадки. С ними Кеннеди договорился, что они сделают это в обмен на мозг Владимира Ильича, он, видите ли, их очень заинтересовал. Вот только Джон Петрович был тогда не в курсе, что мозги своих вождей коммунисты тоже запустили в космос, а этот неблагодарный студень в металлической оболочке, хлебнув в невесомости свою порцию сингулярности, спикировал обратно на землю, положив начало долгоиграющему проекту Розвелл.

Corny Kennedy. Великие посвященные

Адольф Петрович, короче, предпочел отсидеться в Аргентине. У каждого в жизни возникает такая маза, когда выходишь из швейцарского банка с чемоданом наличных и строишь убежище в Америке. Празднуешь, значит, день сурка, только наоборот. Ну, а с Гитлером еще были два дрессированных тушкана, через которых фюрер поддерживал контакт с пришельцами. Были у него планы, глубоко идущие в космос. И, естественно, этим ребятам быстро наскучило сидеть в аргентинском подвале и жрать китайскую тушенку, тем более, Адольф Петрович никогда не любил Мао, а тушканы, вообще, были вегетарианцами. Чай тоже не тронули, ни индийский со слоном, ни грузинский со Сталиным. То ли дело – бургеры с сыром и каппучино. Нарядились группой зизитоп и поехали по южным штатам. Куклуксклан с ними просился на разогрев, но не захотели бабками делиться. Попали в десятку биллборд и уже собирались Френка Синатру к ногтю прижать. Но четвертого июля их на корпоратив в белый дом пригласили. Достали парадные смокинги с металлическими заклепками и полетели, хотя Адольф Петрович и говорил, что, мол, рядом с белым домом срать не сядет. Не любил он попсу в политике. Но тут бороды расчесали и заиграли в своем стиле дэдкантри. А у Кеннеди в овальном кабинете место силы было, и у тушканов от громкой музыки инопланетные чакры открылись. И летающее блюдце, на котором культовое здание американской демократии стоит, пришло в движение. И был прощальный приход, как на мысе Канаверел. Все сенаторы в обморок попадали, только один Кеннеди невозмутимый был. Он, видите ли, с утра кукурузы накурился и решил, что весь этот апокалипсис – часть музыкального шоу. А когда дым от кукурузы рассеялся, Адольф Петрович к нему подошел и шампанского выпил. За нас, говорит, великих посвященных!

Corny Kennedy. Алюминиевый психоз

Основные очковтиратели, специалисты по разжижению мозгов – вайды, занусси и бунюэли в голливуде раньше работали. Выбили у народа почву из-под ног, из ушей просто интеллектуальное кино текло. И никто ведь навоз вилами теперь не кидает – даже на экране, не говоря уже о производстве алюминия для летающих тарелок. Потому что все независимые от земли кинофестивали инопланетяне инспирируют. Пока эти говнорежиссеры бутерброды с икрой трескают, пришельцы под каннской дорожкой недра расхищают и бурят скважины. И зритель, пока ему инопланетное сверло в жопу не упрется, будет в кинотеатрах рот разевать. Да и сами они глубоко уже рыть не хотят. Даже Кеннеди одной ложки в серванте как-то недосчитался. Ее вместе с набором алюминиевых яиц Зураб Петрович им на свадьбу, видите ли, подарил. Яйца то они с Машкой тут же обратно в русский музей вернули, неудобно дорогие подарки принимать, а ложку Кеннеди для крокета приспособил, в кофейник она, видите ли, не влазила. Ты в него еще статую Христофора Колумба попробуй засунуть. Ну, и машкины макароны ей, короче, рубал. Стал бы еще Кеннеди макароны с лужайки щупальцами брать, даром, что он сам наполовину пришелец. Ну, и выслал всех этих антиниони с вудиалиенами в Европу, чтобы они народ не отвлекали от алюминиевых приисков. Федора Хичкока только оставил. Поручил ему картину про свой макаронно-алюминиевый психоз снять – в назидание потомкам.

Corny Kennedy. Марсианские мосты

Джон Петрович, как водится среди великих людей, раз в неделю надевал рваные джинсы и выходил в народ. А тут как раз кривая безработицы резко поползла вверх, и к Полю Робсону Леонид Утесов приехал за впечатлениями. Ну, а Кеннеди тоже завернул в черный бар хлопнуть стаканчик и заодно огрести по полной международной солидарности. А там инопланетяне-штрейкбрехеры дембель отмечали – откинулись из марсианской домны на земной хладокомбинат. Америкосы протестовали, видите ли, против липкости мороженого. За смену умазюкаются с ног до головы, а потом к ним грязь всякая липнет, вроде проституток и комиксов про филипа марлоу. И жены домой не пускают. Вот и забастовали. Полиция их пару раз из водомета окатила, но они опять в мороженом извалялись и Поля Робсона к себе живым щитом позвали. Полицейские только этот щит увидели, сразу развернулись и уехали, ни капли воды на него не пролив. Воды, типа, для великого певца пожалели. А Кеннеди тогда с расизмом боролся и мог за Робсона из любого алюминиевых листов для пришельцев наделать. Девяносто процентов воды, десять процентов – алюминия. Ну и кривая мороженого резко скакнула вниз, а эти прогрессивные рабочие все первое мая празднуют. Ну, и оформили марсиан с полным соцпакетом. К ним после космической продувки ничего уже не липло. А Робсон с Утесовым, спевшись на почве международной солидарности, на этих гастарбайтеров напали. Но Кеннеди им тут же пару бочек за счет федерального бюджета выкатил и тост предложил за снижением темпов безработицы. А Робсону еще и коробку шоколадного эскимо подарил – его в лимузине дохерища было, реагент, типа, для клонов. И так наэскимосились, что Кеннеди вместо Утесова в СССР улетел и все лето пел в москонцерте про марсианские мосты.

Corny Kennedy. Голограмма Линкольна

Звонит как-то Фидель Петрович Хрущеву и просит запустить его в космос. Надо, мол, проверить, видно ли оттуда площадь Революции в Гаване. А на самом деле, просто хотел покурить в невесомости. А Кеннеди по цэрэушному проводу эту тему просек и в разговор ввязался. Нахрена, говорит, вам космос, я тарелку времени построил, полетели в будущее, увидите, как русские загранице жопу лижут. Хрущев чуть кукурузой не подавился. Подумал, что Кеннеди с Машкой какую-то новую политическую эммануэль репетируют и так издевательски на нем тренируются. Перекрестился и трубку бросил. А на следующий день приходит официальное приглашение с голограммой в виде Абрама Линкольна. Хрущев рассвирепел, ящик водки в чайку бросил и поехал на аэродром Кеннеди с Фиделем встречать. Пересели, значит, из боинга в тарелку времени, она в сложенном виде, как чемодан была, и помчались в будущее. Фидель Кастро сначала, правда, сильно возмущался из-за отсутствия невесомости, но потом тарелку на свою шпионскую сигару подробно снял и немного успокоился. Вышли в хрен знает каком году, счетчик времени Машка сломала, чтобы Кеннеди больше к Миле Йовович в девяносто седьмой год не ездил, и действительно: русские, все, как один, при роллс-ройсах и галстуках, загранице жопу лижут. Хрущев побледнел, из тарелки выскочил и стал своих несознательных потомков за лацканы от заграничной жопы оттаскивать. Вспотел только. А вот Джон Петрович пару художников своим щупальцем оттуда с треском оторвал – в подарок Энди Уорхоллу. Достали проспоренную Хрущевым водку – он, видите ли, не верил, что советская Россия так низко падет, разлили на троих, смотрят, а Фиделя Кастро нет, только записка на контрамарке ин фьючер. Вы у меня, мол, еще попляшете. А к голограмме Абрама Линкольна борода Хемингуэя пририсована с красной пятиконечной звездой.

Corny Kennedy. Парашют Джоплин

Уорхолл все Че Гевару хотел нарисовать, ему, видите ли, революционных идей в творчестве не хватало. Ну, а команданте это современное искусство в гробу видел, и поэтому Энди Уорхолл подговорил Адольфа Петровича, который у него в сквоте всякие запрещенные печюшки пек, Че Гевару изловить. Снарядили в джунгли летучий отряд гестапо, они у Гитлера в подмастерьях ходили, наконец-то, говорят, мы вместо холстов коммунистов на подрамники натянем. А в вертолете уже Мик Джагер с Дженис Джоплин сидели, мы, мол, тоже хотим боливийский сатисфакшен получить. И глаза у них желтым огнем горят, прямо, как кукурузные початки. Ну, Адольф Петрович их сразу в аненербе записал, выдал по фауст-патрону, а Дженис Джоплин еще и парашют, сшитый Уорхоллом из порванных гандонов. Только вот пока Уорхолл эти гандоны, порванные художниками, штопал, Че Гевара в Северную Корею улетел – обсуждать с Ким Ир Сеном ревизионистские наклонности Никиты Хрущева. А в Пхеньян без атомной бомбы побоялись соваться. Но Фидель Петрович их все равно хорошо встретил, каждому по сигаре подарил, и они вместе новый куплет для венсеремос сочинили. А за Че Геварой по джунглям, говорит,  в следующий раз побегаете.

Corny Kennedy. Кот президента

Джон Петрович никогда не закрывал полностью за собой дверь, всегда оставлял маленькую щелочку для кота. Того самого, которого Барак Иванович усыновил под видом собаки. А кота этого забросило взрывной волной в кастрюлю со щами во время превентивного ядерного удара по сети вьетнамских закусочных. Перепутали, типа, вьетконговские харчи с хошиминовской диетой. А Джон Петрович зажигал тогда там с Элвисом Пресли, поднимал боевой дух рейнджеров, который, типа, резко какнул вниз после выступления Хрущева в ООН. Естественно, все делали вид, что не узнают президента в форме младшего рядового, но подавали ему полную алюминиевую кастрюлю щей. На ней еще надпись гудроном была  – kennedy. А с другой стороны – presley. Они из одной кастрюли щи хлебали, экономили, ептыть, деньги налогоплательщиков. Ну, и кота туда занесло, когда по этой горячей кулинарной точке бомбой шандарахнули. Элвис даже аккорды из блюсведшуз от неожиданности забыл. Обвинили, конечно, во всем марсиан, у них уже тогда Бен Ладен был председателем. Ну, а кот в благодарность, что его вместе с капустой не сожрали, увязался за Кеннеди в Америку. Нажимал ему кнопку в ядерном чемоданчике, ему то, как всяким пентагоновским блядям, не надо было щуриться во время атомного взрыва, он, видите ли, был редкой вьетнамской породы. А поскольку кота все время отбрасывало взрывной волной то в президентский блиндаж, то в министерский бордель, все двери в этих госучреждениях постоянно держали открытыми, чтобы он головой о них случайно не ударился. Берегли этот кошачий кадр, как могли, сами то боялись ядерную кнопку нажимать.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: