Archive for April, 2010

Corny Kennedy. Замок Фонтенбло

April 29, 2010

Alternative History of the Cold War

У одних руки трясутся при виде выпивки, а других – при виде денег. Третьи просто трясут костями под джаз. Такой уж порядок: трясись или окстись. Ну, и заходит как-то на дискотеку в клуб 54 Георгий Иванович Гурджиев и зычно так говорит – замри! Все от страха и неожиданности попадали на неоновый пол и еще больше затряслись, только Джон Петрович Кеннеди и Машка Монро застыли в изысканных позах. И Гурджиев их взял так ласково под руки и говорит, поедем, мол, ко мне в замок Фонтенбло танцы преподавать. Взял билеты на парижский рейс, а Кеннеди с Машкой заказали по коктейлю. И что, говорит Георгий Иванович, вы находите в этом пойле? Заглянула Машка в бокал и увидела, что не заперты клетки в голливудском обезьяннике, а даже приоткрыты чуть-чуть, и свет высокой духовности этот выход, типа, озаряет. Сунул нос Джон Петрович в свою баклажку и узрел, как низко провисают штаны уважаемых сенаторов от накопившегося в государственной машине говна. Фу, говорит Кеннеди, я не буду это пить. Вызвали, короче, официантку и попросили все это говенное пойло в унитаз вылить. Так и сделали. Летят, значит, то ли по канализационному проходу, то ли над Ла-Маншем, не замечая окружающих, и Кеннеди у Машки спрашивает, а что ты делаешь сегодня вечером? Пойдем в клуб 54, тряхнем стариной. Пойдем. Надели, короче, парашюты и спрыгнули. И все кости на земле растеряли. Но ты, дружок, не печалься. Истинные Джон Кеннеди с Машкой Монро в замке Фонтенбло танцы преподают. Chacun porte sa croix en ce monde.

Advertisements

Corny Kennedy. Штанина Леннона

April 27, 2010

Alternative History of the Cold War

Джон Леннон с таксистов начинал. Этот жучила через извоз свои песни и продвигал. Посадит к себе пассажиров и всю дорогу имеджин поет. Представь, мол, что я на сцене Карнеги-холла и плати за концерт по счетчику. Многие на полдороги выскакивали, на большее ни денег, ни слуха не хватало. А после того, как один Джо Кокер ему за такие напевы в имеджин съездил, Леннон банду стал собирать. Пристроил на заднее сиденье Пола Маккарти, бэк-вокалистом, типа. Включили в программу еще пару боевиков и поехали зелень стричь. Ну, и садится к ним в таксон Машка Монро. Так и так, вези меня туда, куда мои блестящие глаза глядят, под откос, короче. Леннон весь расцвел, и только пасть для имеджина раззявил, Машка говорит, слушай, жучило, метнись еще за вискарем, у меня в горле пересохло. А Леннона тогда Йоко Оно с катушек еще не сбила, и он очень блондинок любил. Бросился, короче, за бухлом, а штаниной за Машкины шпильки зацепился. А сукно все протерлось, шибко он задницей ерзал, когда имеджин пел. И вылетел из таксона с голой жопой. Ну, а что делать? Бухло то никто не отменял. Взяли мешок кукурузы, пару батлов и поехали к Джо Кокеру на Вудсток. Машка то девка сообразительная была и посоветовала им свои жопы со сцены продвигать.

Corny Kennedy. Меч Зигфрида

April 26, 2010

Alternative History of the Cold War

Сколько ни бросай, все равно дадут прикурить. На десятилетие революции Фиделю Петровичу преподнесли настолько большую сигару, что внутри нее легко мог разместиться батальон морских пехотинцев США. Только там были не пехотинцы, а пятьдесят карликовых клонов американских губернаторов и двойник-лилипут Джона Кеннеди, произведенные в лаборатории Гитлера. Адольф Петрович хотел еще для команданте меч Зигфрида на мачете перековать, но зажмотился. Ну и хрен с ним. И тут, значит, Че Гевара сигарный люк открывает, и они все разом закурили. Подожгли, короче, новые кукурузные сигарилы, разработанные в целях сохранности здоровья будущих арийских рас. И Фидель Петрович тоже бородой всю эту антитабачную кампанию втянул, поморщился и резко сигарный люк захлопнул. Губернаторы там внутри так и попадали, а клон Кеннеди сказал, фак ю. Что ж ты, Адольфыч, говорит Кастро, мне тут всю атмосферу испортил. И больше в Гавану на юбилеи не приглашал.

Corny Kennedy. Шпильки Монро

April 25, 2010

Alternative History of the Cold War

Закадрить всегда проще, чем сбагрить. Ну, и нарисовал Энди Петрович Марию Владимировну Монро. Что с того? Но оказалось, что она девушка хоть и классическая была, тургеневская, типа, но всякий джаз и вмаз тоже очень любила. Следила, типа, за современным искусством, не только за фигурой. И тут к ней Эдуард Петрович со своей мазней. А как ее, говорит, вешать будем? Только я, мол, из твоей рамы уже себе новое сиденье для унитаза сделал. Давай ее просто к стене пришпиндолим! И каблуки у машкиных туфель оторвал. Она аж закачалась. Сейчас, говорит, еще свои шпильки оторву, у картины то, ептыть, четыре угла. Молоток есть? А Машка Монро сильно свои каблуки любила, больше, чем современное искусство, и поэтому взяла Энди Петровича за шкварник и лобешником с разбегу к этим шпилькам и приложила.  Тут, мол, пары мазков еще не хватает. Чуешь, искусствовед?

Corny Kennedy. Белый шум

April 25, 2010
Corny Kennedy

Corny Kennedy

Alternative History of the Cold War

Когда за душой нет ничего, кроме некоторого количества мутных кадров, связанных с лирической декорацией, жизнь легко превратить в белый шум. Удаляешь оттуда все файлы, отвечающие за физические проекции, и тупо ныряешь в белые метафизические нирваны. Только у Джона Петровича Кеннеди дорога к ним несколько иначе пролегла. У него, значит, было две сущности – трезвая-президентская и пьяная-диссидентская. И если поначалу они в Петровиче мирно уживались, в пузырях шампанского тихо играя и преломляясь, то со временем стали на них грубо подрываться и друг в друга перетекать. Несистемно так перемешались, и беспонтово стало их архивировать и удалять. Ну, и как-то на одной чересчур мутной волне Карибского кризиса Джон Петрович в очередной раз с Машкой поругался и в пьяном состоянии весь мысленный слайд-проектор, демонстрирующий роли Монро в президентской жизни, вырубил. Инопланетосы на зоне 51 научили. Ну и вот. И когда весь такой измененный в трезвую турбулентность плавно перетек, монроскоп ему оттуда засветил. Кеннеди к бутылке кукурузного морса, а оттуда ему Машка подмигнула. Стала, короче, как два зеркала напротив, одно другого кривей. Ну и разобрал тогда, значит, всю свою психоделическую матрицу ко всем голливудским чертям, по домашним тапочкам аккуратно так рассовал и в окно с тридцать девятого этажа выбросил. Как испорченную, типа, пластинку. Ее, как не гни, она лучше играть не станет. Хотя, вру, может, с тридцать седьмого. Это неважно. Сидит, значит, свою коллекцию кукурузы рассматривает. И тут, хотя такой предварительной договоренности не было, к нему заходит Георгий Иванович Гурджиев. В этих самых тапочках, с бутылкой дорогого французского вина и большим пакетом индийского изюма. Силен, ты, говорит, брат, в психоматрице! И тост за нового гуру подняли.

Corny Kennedy. Дирижабль свободы

April 13, 2010

Alternative History of the Cold War

И кому ты посвятишь свою очередную революцию? – спрашивает Машка. Тут Че Гевара посмотрел на нее сквозь шляпку гриба и говорит – тебе. А дело, значит, происходило в Алькатрасе, где команданте в одиночной камере грибы выращивал и от другой пищи наотрез отказывался. И Мэрилин принесла ему в качестве гостинца початок кукурузы с запеченными внутри спорами гриба-дирижабля. Должен, мол, вынести тебя из темницы на революционный простор. Как твою, ептыть, Алису из кэролловского зазеркалья в дивный новый мир Олдоса Хаксли. А Че Гевара, как истинный чаятель народных масс, велел на тюремной кухне на весь общак кукурузную кашу приготовить. Ну, и в означенный Машкиным сценарием час весь этот рецидивистский цвет взмыл в воздух. Летят, значит, в сторону белого дома, похожие на радиоактивное заражение. Джон Петрович сразу бросился Хрущеву звонить, что, мол, ты сегодня испытывал? Так и так, отвечает голос в трубке, ничего еще не испытывал, кроме рюмки водки перед обедом. Решил, что Фиделька атмосферу удобряет, больше некому. Написал в вашингтон пост передовицу про коммунистическую заразу и успокоился. И прогноз метеорологический с грозой и ураганом туда еще замастрячил. Накаркал, короче, контрреволюционный шквал на алькатрасовский дирижабль. И порвало небо на сотни маленьких че гевар, и все машкины старания коту под хвост угодили.

Corny Kennedy. Фауст-патрон

April 12, 2010
Corny Kennedy

Corny Kennedy

Alternative History of the Cold War

Че Гевара никогда не сдавал бутылки. Он считал их, видите ли, мистическими сосудами. Между команданте и огненной водой происходил взаимовыгодный обмен. Пустую тару заполнял неизмеримый революционный дух Че Гевары. С каждым выпитым галлоном в бутылочную армию приходило, типа, пополнение. А когда бойцов было негде расквартировывать, Че проводил передислокацию своего штаба, расширяя тем самым партизанское движение. Готовили, короче говоря, с индейцами молотов-коктейль и эксплуататорам загривки палили. Ну, и заходит к нему как-то в хижину Адольф Петрович с фауст-патроном. Допился, типа, до фауста гете. Оставили, значит, вместо себя парочку самых преданных этому делу индейских вождей и полетели в инопланетный ресторан обедать. И научили Че Гевару революционным пассам, трансформирующим пустующие бутылки в летающие тарелки. Сэкономим, мол, на молотов-коктейле, обойдемся одним твоим пламенным духом. Ну, и натрансформировали такую эскадрилью, против которой земля со спичечный коробок показалась. Что делать? Давай, говорит Гитлер, выпьем. Пустили, значит, фауст-патроны на горючее, а из НЛО опять бутылок наделали. Ну, и засиделись, как водится, допоздна. До сих пор сидят. Так что, дружок, будь теперь осторожен, а то выпьешь в неурочный час в незнакомой компании и станешь фауст-патроном для чьей-нибудь космической задницы.

Corny Kennedy. Сигналы точного времени

April 11, 2010

Alternative History of the Cold War

Советский энтузиазм шестидесятых работал на чужих батарейках из созвездия Пса. В восьмидесятом году к СССР должен был присоединиться инопланетный кронштейн, чтобы переместить население в так называемое коммунистическое общество. Коммутация происходила через систему проводного радио, благо такая розетка есть в каждой хрущевской квартире. По внушению из космоса неизвестными инженерами была разработана архитектоника хрущевских коробок, идеально вписывающаяся в растущую на экспортных дрожжах внеземную коммунистическую инфраструктуру. И вся концепция советского улья, предусматривающая всестороннюю унификацию общества, была инспирирована инопланетным разумом по сговору с политалиенбюро. Тоталитарный режим был призван обеспечить слаженное и единодушное отбытие советских граждан по инопланетному гудку. Однако, отправка СССР в созвездие Пса не состоялась ввиду переворота в политалиенбюро и консервации проекта в эпоху застоя. Несмотря на это, радио до сих пор передает сигналы чужого времени.

Corny Kennedy. Формула ДНК

April 10, 2010
Alternative History of the Cold War

Corny Kennedy

Alternative History of the Cold War

Почему, спрашивается, женщина не рожает каких-нибудь хомячков или зайчиков? Обязательно это будет говорящий двуногий дебил. Естественно, люди, мечтавшие иметь добронравных пушистых малышей, а не гладкожопых исчадий ада, испражняющихся себе под ноги, испокон веков задумывались над этим. Но засаживают то мужчины, резонно парировала мне тут одна знакомая. И, не будучи знающим агрономом, с этим трудно не согласиться. Протри глаза. В выращивании уродливых брейнджеров заинтересованы инопланетяне. Интеллектуальный перевес над животным миром – не более чем эволюционная брехня. А основные акценты над формулой ДНК были расставлены на исторической встреча интернационал-атеистов. Когда и где это было? Протоколы внеземных заседаний не фиксируются в пространстве и времени, а Зона 51 является заочным инопланетным образованием. Могут у тебя во дворе собраться под видом активистов из жилищной конторы. В книгах землян фигурируют различные даты, свидетельствующие о процессе священной сборки, но сути это не меняет. Просто долбанулся корабль пришельцев. И дело об их раскроенных черепках длится, видите ли, целую вечность. Им, значит, надо улететь к своей матери, как в фильме девятый район, но вот что-то никак не могут собрать взад нормального пилота. И над этим процессом священной сборки назначают специального куратора, имеющего вес в земном сообществе, каким был, например, Джон Петрович Кеннеди. И там у них на зоне 51 стоит мощный излучатель, генерирующий в утробах структуру ДНК. Шпарят лучами по всему миру. Алиенсы, видите ли, очень заинтересованы в поточном производстве двуногих башковитых слизняков. И скоро, типа, должен вылупиться спаситель человечества. Нужно только правильную ДНК сконструировать, чтобы твоя башка наконец то в их инопланетный штурвал пролезла. Но все не удается, потому что после той ветхозаветной катастрофы НЛО у них руки из жопы стали расти. Ну и вот. А Кеннеди вся эта канитель со слизняками надоела, он все хотел, чтобы Машка ему пушистого зайчика родила. Вот пришельцы Джона Петровича и шлепнули, раз он поперек их программы деторождаемости стал выступать.

Corny Kennedy. Ядерный вантуз

April 8, 2010

Alternative History of the Cold War

Свободу слова вместо воротника на пальто не пришьешь, но веревка из нее на шею может получиться знатная. Поэтому все эти хваленые говноголоса и молчали, когда в Советском Союзе взбунтовались автоматы с газированной водой. Что этим продажным эфирным вонючкам с автоматов взять? Монеты по одной и три коп? Лоббировали, значит,  с пеной у рта замену однопартийного клубничного сиропа на многопартийный плодово-ягодный. Или это были лотки с мороженым, требовавшие поменять узор на вафельных стаканчиках. Чтобы, типа, свастику не так сильно напоминал. Неважно. Короче, звонит Джон Кеннеди Хрущеву и говорит, прикинь, Никитон, свобода, как искусство, в будущем достигнет в России таких концептуальных высот, что все будут просто сидеть, каждый на своем лотке с мороженым, и срать друг другу на головы. Не может быть! Взяли, короче, по ядерному вантузу и в будущее на тарелке времени полетели. И действительно. Лотки, значит, нанизаны на культурную такую вертикаль, и сверху всякие продукты культурной жизнедеятельности сбрасываются. На каждом лотке по государственному куратору – есть, кому сбрасывать. И что-то сразу шлеп Никите Сергеичу на голову. Я тоже думал, птичка, говорит Кеннеди, но, нет, – современное искусство. Раскрыли свои вантузы и стоят, окультуриваются. Надо было товарища Ким Ир Сена с собой взять, говорит Хрущев, а то он меня ревизионистом считает, а вот на фоне этих засранцев из будущего за Советский Союз еще бы порадовался. И дал мощный залп из ядерного вантуза по всей этой культурной дислокации. Смылись обратно в шестидесятые и больше к этой теме не возвращались.